Радиус: Выключить
Радиус:
km Set radius for geolocation
Поиск

Собачья совесть.

Собачья совесть.
Блог

Эта история произошла со мной давным-давно, когда мне было десять лет, но она оставила во мне те переживания, без которых я бы был, точно — не я. Это — переживания дружбы, предательства и мучений совести. Хоть и говорят, конечно, если совесть болит, значит — она есть, и это — хорошо. Конечно, хорошо. Для тех, кто понимает это чувство — когда болит душа от того, что ты сделал неправильный выбор, обосновав его чем угодно — логичностью, полезностью, здравым смыслом… Когда ты решаешь, что можешь каким-то образом поступить с другой душой, но по своему выбору.

  Уже больше тридцати лет я помню одно мое лето, когда я осознал, что по-настоящему предал своего лучшего друга, видел мольбу в его глазах, видел слезы, загустевшие в уголках глаз в зелёных шариках гноя, слышал его плач себе вслед,  до тех пор, пока не скроюсь за поворотом, но и там доносился этот душераздирающий вой, писк, крики о помощи — не предавай.

  Я назвал его Каштан. Обыкновенный дворовой пёс. Хозяин выгнал его за что-то из своего дома, и он гулял в школьном дворе. Все лето. Там же гулял и я, когда мне было десять лет. Школьный двор, в котором мне посчастливилось проводить детство был особенным. Там росла полынь, там цвела акация, там были такие потаенные уголки, в которых можно было встречаться с другими ребятами и решать свои секреты. Как это было здорово! На великах мы колесили по всему Залесью, и были, конечно, и Робинами Гудами и охотниками за ведьмами, да и самими ведьмаками на мётлах )))

  Всегда поющий птицами лес одурманивал запахом лесных цветов и хвои перед дождем… Я никогда не мог понять, почему же так пахнет в лесу перед дождём. Как это может быть? Ну а как же пахнет после дождя! Как раскрывается и благоухает всем своим разнообразием красок и звуков!

  В этом же школьном дворе жил конь Миша. А при коне, как водится, должна быть собака. И звали её Лиса. Вот ее-то Каштан и любил. Можно конечно, ухмыльнуться такому моему заключению, но, если бы вы видели как они бегали вместе по высокой траве, как нюхали цветы, как смотрели друг на друга, и счастье играло в каждой собаке !!! У них точно были отношения, и это было видно даже мне, десятилетнему третьеклашке. Я разбил два собачьих сердца, но, разбив сердце Каштана, я первый раз слышал крик своей совести, собачей совести. Может быть, поэтому она у меня и есть, что прочувствовал ее во всех проявлениях боли за свой поступок.

  Как мы дружили с Каштаном, забыть невозможно. Весь мир был нашим. И лес, и цветы, и акации, которые можно было есть, и было так вкусно! Мы встречали друг друга так, как будто были знакомы с рождения. А расставались так, как будто после этого рождения приходила смерть. Да, вместе с окончанием лета, все взрослые порекомендовали пристроить Каштана к дяде Борису. У него и хозяйство, и огромный двор, да и не обидит никто моего Каштана… А в школьном то дворе набежит детей, обидят… а зимой как же? Конечно — нужно пристроить. Назначили день, и я сам привёл его в новый двор и оставил его там. Потом приходил каждый день наведать. И каждый день слышал, как жалобно он мне кричал пока я долго-долго шёл, не оглядываясь, ускоряя шаг. Я даже приготовил побег для него, но он не ушёл. И я решил, что все, значит, хорошо.

  Но что же было хорошего то? Совесть болела. Как мог я так жестко забрать у него и любовь, и дружбу, думая, что необходимее всего для него — еда вовремя и цепь на шее?… Взрослые говорили о Каштане так, что я понимал — мудрее и умнее его нет. Да я это и без них понимал, потому что он меня так многому научил. Но, потом школа, события, тренировки…

  Через несколько лет я узнал, что Каштана отдали в другой двор. Там его снова посадили на цепь и, свободный и любящий пёс стал обыкновенным узником с цепью на шее, привязанным к обыкновенной собачей конуре. И эту цепь уготовил ему я! Я узнал, где этот двор, нашёл, пришёл и увидел очень старого пса.

  Как-то горестно с завыванием лаял он на меня. Смотрел своими уставшими от боли глазами и не узнавал. Я даже порадовался этому, потому что надеялся, что за этим всем он забыл и меня и Лису. И, конечно же, мое предательство. Да и мальчик в этом дворе жил, наверно, играл с ним, как и я когда то…

⁃ Чё, собака понравилась? Забирай, если хочешь, кинул он мне в надежде избавиться от старого и уже безумного пса….

⁃ Нет нет, не нужно, залепетал я, и, втянув голову в плечи, побежал домой. Вроде, все и неплохо, но …

  Так случилось, что мы с ребятами собирали металлолом в том районе, около самой церкви. Ко мне подбежал одноклассник и сказал, что под забором лежит дохлая собака. В траве, под церковным забором лежал мой Каштан. Мой самый верный друг, которого я предал. И забыть этого не хочу, потому что собачья совесть такого забыть не смогла. Конечно, я вздохнул и порадовался, что отмучился мой товарищ. Но, трусливо отвернулся и безучастно поспешил вон, как настоящий предатель.

  Думаю, что неспроста меня в жизни предавали самые близкие люди. Предавали и, точно как и я, трусливо и безучастно сливались в свои жизни, оставляя мне боль и разочарование. Не раз, и не два, и не десять раз, я вспомнил, что лучше уж иметь собачью совесть, чем мелкую, подлую и безучастную душу.

  Я плачу. И слезы меня делают мудрее, чище и выше. Прости меня, Каштан! Молю тебя, стань в своей новой жизни самым счастливым! Только не держи на меня обиды, прошу тебя, прости. Простите все, кого я обидел. Я не хотел, но, так уж оно бывает — обидишь, а потом просишь помощи о прощении у Бога всю оставшуюся жизнь. Вот такая у меня Собачья Совесть…

  Самолёт Монреаль-Вена. 0:47 по Канаде. Диана спит на руках, а я, время от времени, роняю разъедающие глаза солёные слезы, отворачиваясь, чтобы не на неё. Многому должен научить. Обязан! Особенно — Собачей Совести… Ее так мало осталось на Земле.  

04.06.2019. «Моя дорога на Родину»

О Dima Feen

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены